Путь по сайту

На главную Историческая справка Древнейшее население
PDF Печать

Древнейшее население   Любимского края

Конец эпохи оледенения совпадает по времени с первым появлением людей на территории нашей области, 30-15 тысяч лет до нашего времени на территории Волго-Окского междуречья жили палеолитические племена. Жили они в землянках, обладали различными орудиями из камня, рога, кости дерева. Основным источником существования племен были охота, рыбная ловля, сбор съедобных растений, ягод. Позднее изобрели лук и стрелы, используемые при охоте. Во времена неолита (IV-III тысячелетия до н.э.) продолжалось заселение территории Волго-Окского междуречья. Наиболее сильно были заселены прибрежные территории озер Неро и Плещеево и крупных рек. Ближайшее к нам место поселения древних рыболовов-охотников найдено в районе реки Касть. На территории Любимского района таких поселений пока не найдено.

Фатьяновские племена . В начале II тысячелетия до н.э. в пределы Волго-Окского междуречья вторглись чуждые местному населению племена. Первые свидетельства о присутствии этих племен в нашем крае были найдены археологом А. С. Уваровым в 1875 году у деревни Фатьяново Ярославской области. В 1962 году подобное захоронение нашли у деревни Волосово Даниловского района. Волосово-Даниловский могильник оказался самым большим из ранее найденных родовым кладбищем фатьяновских племён (более 100 захоронений). Племена фатьяновской культуры отличались от соседних племён. Это были кочевники-скотоводы. Поэтому находят только захоронения и ни одного поселения этих людей. Основным оружием фатьяновцев были сверленые ладьевидные топоры-молоты, шлифованные клино-видные топоры и копья из кремня, камня и кости. Знали они и металл, В захоронениях находят бронзовые вислобушные топоры, шилья и различные украшения. В Любимском краевед-ческом музее есть боевой каменный топор-молот, кремневые наконечники стрелы и копья. Просуществовали фатьяновские племена на нашей территории несколько столетий. Затем их поглотили фино-угорские племена, пришедшие в Волго-Окское междуречье из Прикамья и Зауралья.

Фино-угорские племена

В начале первого тысячелетия новой эры (время железного века) нашу территорию занимали уже фино-угорские племена:
наиболее древние племена «Дьяковской» культуры и произошедшие от них племена меря и весь. Последние племена известны русской летописи, которая рассказывает, что меря «сидит», то есть живет, на берегах озёр Неро и Плещеево, а весь - на Белоозере. Финоугорские племена имели два типа поселений: укрепленные — городища и неукрепленные — селища. Главное место в хозяйстве занимали скотоводство, рыбная ловля, охота. Были развиты домашние ремесла — прядение, ткачество, производство из металла, ювелирное дело, обработка дерева и кости. Гончарного круга эти племена не знали, все сосуды делались от руки. Жилища представляли собой полуназемные деревянные постройки с земляным полом и двускатной кровлей из жердей. В центре дома из валунов‚ обмазанных глиной, выкладывался очаг. Трубы не было, дома отапливались по- черному. Были дома небольшие — семейные, и большие — общинные. Старые фино-угорские поселения впоследствии стали основой многих славянских городов. Так, например, г. Ярославль был основан на месте мерянского селища «Медвежий угол». Возможю, и на территории современного Любима было мерянское поселение. В девятом веке начинается заселение мерянской земли славянами. Немногочисленные меры встретили пришельцев дружелюбно. Рыбы и зверя хватало на всех. Постепенно местное мерянское население растворилось в потоке пришлого, славянского. Наш край стал славянским, русским, а вместе с тем и земледельческим, для славянских крестьян земледелие стало основным занятием. Свидетельством пребывания финно-угорских племен на территории нашего района являются названия многих речек и озер: Обнора, Уча, Шарна, Соть, Сурское озеро имеют в своих названиях фино-угорские корни.




Следы исчезнувших племён.


Глиняный кувшин, изготовленный без гончарного круга.

(Экспозиция ЛИКМ)


Гребень из

китового уса.

(Экспозиция ЛИКМ)

История Любимского края, начиная с первого тысячелетия нашей эры - есть история существования племени Меря Финно-угорской языковой группы. Финно-угорские племена имели два типа поселений: укреплённые - городища, и не укреплённые - селища. Главное место в хозяйстве занимали скотоводство, рыбная ловля, охота. Были развиты домашние ремесла - прядение, ткачество, производство из металла, ювелирное дело, обработка дерева и кости. Гончарного круга эти племена не знали, все сосуды делались от руки. Мерянские жилища представляли собой полуназемные деревянные постройки с земляным полом и двускатной кровлей из жердей. В центре жилища из валунов, обмазанных глиной, выкладывался очаг. Трубы не было, дома отапливались “по черному”. Были дома небольшие - семейные, и большие – общинные.

В девятом - десятом веках территория края заселяется славянскими племенами. Постепенно местное мерянское население растворилось в потоке пришлого, славянского. Наш край стал славянским, русским. Свидетельством пребывания финно-угорских племен на территории нашего района являются многие топонимы - древние названия поселений и особенно рек. Сосредоточение таких названий на карте определяют ядра древнейшего освоения территории. Из названий населенных пунктов к таким топонимам следует, прежде всего, отнести “Рузбугино” и “Тильбугино”. По утверждению краеведа из города Елабуги В.В.Тукмачева, “Рузбугино” имеет перевод только с одного единственного языка, а именно мордовского. Общеизвестно, что мордва - это одни из потомков исчезнувшего финно-угорского племени меря. Таким образом, с мерянского, а так же с мордовского языка - Рузбуга - русская река, где “руз” - общемордовское - русский, “буга”- водяной, хозяин реки, или просто вода, река. Название “Тильбугино” - так же прекрасно переводится с мордовского языка. “Диль” (тиль) - от эрзянского “дильнемс”- звенеть. Таким образом, тильбуга - звенящая вода. Рядом с выше перечисленными населенными пунктами находится село Закобякино. С большой вероятностью можно говорить о финно-угорских корнях названия “Закобякино”. В пользу этой версии говорит и тот факт, что наше Закобякино не одиноко. В Кирсановском районе Тамбовской области, практически на границе с все той же Мордовией находится селение Кобяки. К сожалению, местные жители этого селения так же не имеют единой версии происхождения названия “Кобяки”. Поэтому рассматривать версию финно-угорских корней названий, как единственно верную, пока рано. Тем более что не лишена оснований версия о татарском происхождении названия «Закобякино». Имя Кобяк татарского происхождения и былое присутствие татарского населения в наших краях несомненный факт. Более того, известны имена рязанских воевод времен Василия III - Василий и Михаил Кобяковы, а также служилый российский татарин Неболса Кобяков, который в 1533 году, возвращаясь «от волошской земли» (Молдавии) в Москву, обнаружил крымских татар в «Диком Поле» и сообщил об этом Василию III. Также, в 1555 году в авангарде войска И.В. Шереметьева, шедшего на крымских татар, находился большой отряд детей боярских под начальством Ширяя Кобякова.

Кроме того, в словаре Владимира Даля мы встречаем однокоренное слово «кобякнуть», которое означало ударить, грянуть, уронить, бросить, кинуть оземь, грохнуть, -ся, шлепнуться, упасть, растянуться. Учитывая то, что вокруг  Закобякино существует множество небольших оврагов, может иметь место и это славянское происхождение названия села.

Еще более древними являются финно-угорские названия многих рек Любимского края:

Река Обнора – главная река нашего района. Название «обнора» - сложное, состоящее из двух древних корней. Лучше всего корень «Об» переводится из иранского об – вода. Однако из-за большой удаленности этот перевод просто совпадение. Такой же корень «Об» можно найти в коми языке, так же родственном мерянскому языку. Об на языке коми означает снег. Второй корень «Нор» (нар, нер) очень древний термин, входящий во многие речные и озерные названия Евразии, переводится как вода, река. В результате можно перевести название Обнора, как снежная река, что в условиях нашего климата звучит вполне правдоподобно.

Река Обнора

Название реки Уча, также имеет финно-угорские корни. Термин ухча (ухта) на языке древнего прафинно-угорского населения означает река. Кроме того, в Финно-угорской мифологии Учи (уччи, ачи) – враждебные людям лесные существа, обладающие зооморфными чертами.

Название реки Соть тоже мерянское.   Семантически его следует сблизить с коми "сотны" - "жечь, палить", "сотчом" - "гарь, горевший, выгоревший". Мотивировка топонима могла отражать наличие лесных или торфяных пожаров (гарей) по берегам реки.

Большей частью река Куза протекает по Любимскому району Ярославской области, где местное население называет эту реку «Кульза», но истоки её всё же находятся в Грязовецком районе, и там река носит название «Куза». Финское "кууси", эстонское "кууск", вепсское "куз", марийское "кож" в переводе означает "ель, еловый лес", поэтому перевод топонима Куза особых затруднений не вызывает. Сложнее решить вопрос, какое из финно-угорских наречий создало это речное название?

В прибалтийско-финских топонимических системах название с подобной основой звучало бы как Кузеньга или Кузюга, а вот для мерянской топонимии отсутствие форманта является очень характерной чертой (на севере Ярославской области есть реки Носа, Меда, Уча, Кода, Божа).

Куза - левый приток Обноры, выше по течению ее находится устье правого притока с любопытным названием Ельник. В русской топонимической системе такая форма топонима без постороннего вмешательства появиться просто не могла - было бы, скажем. Еловая или Ельница. А вот Ельник - это прямой перевод мерянского топонима Куза.

Вот только малая часть названий доставшихся нам в наследство от древнего племени Меря. Но еще десятки и сотни названий ждут своего часа, чтобы открыть загадочную тайну своего происхождения.

Фиваида севера

На протяжении нескольких веков Обнорский край называют Фиваидой севера. И действительно именно сюда, в глушь непроходимых лесов и болот потянулись один за другим ученики Преподобного Сергия Радонежского. Целый сонм святых угодников Божьих освятили своими трудами и подвигами о Господе этот суровый край. Как минимум восемь монастырей находилось на территории Любимского района. Одним из первых был образован Воскресенский Обнорский монастырь. Ученик Преподобного Сергия Радонежского инок Сильвестр. С детства любивший молитвенное уединение, в дремучем лесу на берегу Обноры в 20 километрах от современного Любима водрузил крест и построил небольшую келлию. Дни и ночи проводил Святой отшельник в молитвах и строгом посте. К Сильвестру стали приходить люди за благословлением и советом. Многие оставались в пустыни. И тогда Святой отшельник решил основать в том месте храм и при нём монастырь. С благословления Митрополита Московского Алексия храм был построен и освящён в честь Воскресения Христова. Преподобный Сильвестр стал первым игуменом этого монастыря. В последствии монастырь прославили своими духовными подвигами ещё два Святых: Преподобный Павел Комельский и Обнорский и Преподобный Сергий Нуромский. Недалеко от монастыря Преподобный Сильвестр собственноручно выкопал четыре колодца. Один из них существует и сейчас. Место уединения Святого для молитв получило название “заповедной” рощи. При жизни преподобный Сильвестр Обнорский был известен как неустанный труженик, просветитель и милосердный утешитель страждущих. После смерти Сильвестра его обитель стала местом поклонения. Особо почиталось место погребения преподобного, так как от гроба его происходили чудесные исцеления.

Недалеко от Воскресенского монастыря находился Вознесенский мужской монастырь, а на самом севере района Афанасьев монастырь. В семи километрах от Любима был Христорождественский, что в Носкове, мужской монастырь. Ещё один Христорождественский монастырь располагался в 25 километрах от Любима, в месте слияния рек Соть и Ильдома. На месте, где сейчас городское кладбище существовала Афанасьевская мужская пустынь. Успенский Шаренский монастырь стоял в семи верстах от Любима, в устье реки Шарны. Последним по времени основания является ныне действующий Спасо-Геннадиев монастырь, основанный Преподобными Корнилием Комельским и Геннадием Любимоградским. Преподобный Геннадий, в миру Григорий родился в Литве. Вопреки недовольству родителей юноша Григорий решил посвятить свою жизнь Господу. Он отправился в Россию и нищим странником пришёл на реку Свирь в пустыню к Преподобному Александру и далее, по наставлению Святого, в комельский лес, в обитель Преподобного Корнилия. Григорий стал учеником Преподобного Корнилия. После испытания Святой старец постриг Григория и дал ему имя Геннадий. Впоследствии вместе с наставником Геннадий отправился устраивать новую, пустынную обитель. Так был основан монастырь на Сурском озере. Святой Геннадий неутомимо трудился, пребывал в посте и молитве, носил на себе вериги, железные кресты и тяжёлые цепи. Множеством чудес известен Преподобный  Геннадий: он излечивал и пророчествовал, просвещал и укреплял веру в людях.



Иван Грозный и Любимский край

В Любимском краеведческом музее есть скульптурная композиция «Иван грозный». Множество преданий и легенд связывают имя Ивана Грозного с Любимским краем. Что же из этих легенд, правда, а что вымысел? Каким был царь Иван IV и как он связан с Любимской землёй? Ответить на эти вопросы можно только на основании исторических документов и свидетельствах современников первого русского царя. При этом не стоит забывать, что свидетельства эти вышли из-под пера, в основном, иностранцев, что на фоне Ливонской войны предполагает некоторую предвзятость.
Великому князю московскому Василию III было уже 46 лет, а детей у него все еще не было. Свою бездетную жену Соломонию он отправил в монастырь, что дало ему право на развод. По преданию в Суздальском монастыре Соломония все же родила сына Георгия, впоследствии ставшего знаменитым атаманом Кудеяром. Сам же великий князь влюбился в синеглазую 18-летнюю красавицу литовку — Елену Васильевну Глинскую. Она и стала второй женой Василия III. Вместе с женой великий князь отправился в Обнорские края в Комельский лес в монастырь Преподобного Корнилия Комельского молить Господа дать им детей. В то время Преподобный Корнилий вместо с учеником Преподобным Геннадием занимались обустройством новой пустынной обители на Сурском озере. По приказу великого князя Корнилий вернулся в родной монастырь. После молитв Преподобного в 1530 году Елена родила Василию долгожданного наследника княжича Ивана. Через два года родился его брат Юрий — глухонемой от рождения. Когда Ивану было три года, умер отец. Княжич Иван становится великим князем, а Елена Глинская регентшей при малолетнем сыне. Когда Ивану было восемь лет, Елена Глинская умерла, скорее всего, была отравлена. В краеведческом музее г. Любима находится копия грамоты от лица Ивана IV, разрешающая строительство крепости, датированная 6 августа 7046 года (1538 год). Много позже царь Иван Васильевич Грозный в письме к князю Андрею Михайловичу Курбскому (князь Курбский один из самых известных и удачливых воевод Ивана Грозного, участвовал в большинстве крупных сражений. В 1562 году проиграл битву под Невелем, попал в опалу и бежал от гнева царя в Литву) так описывает свое детство: «Остались мы с братом круглыми сиротами. Подданные наши об нас, государях своих, заботится не стали, начали хлопотать только о приобретении богатства и славы. И столько зла они наделали. Сколько бояр и воевод умертвили! Часть казны матери нашей они взяли себе, неистово пихали ногами её вещи. Нас с братом начали воспитывать, как нищих. Какой нужды не натерпелись мы в одежде и в пище, ни  в чем нам воли не было». Бояре устраивали при малолетнем князе безобразные сцены с руганью и драками, поощряли самые низменные чувства и жестокость. Мальчиком Иван издевался над кошками и собаками, юношей верхом носился по улицам Москвы, увеча и убивая людей. А его восхваляли: «О! Храбр будет этот царь и мужественен!» Все это не могло не сказаться на характере Ивана IV. За необузданную неконтролируемую жесто- кость царя прозвали Грозный. По свидетельству Бориса Годунова за несколько лет до смерти Иван Грозный в припадке гнева убил своего взрослого старшего сына Ивана. Хотя исследование останков царевича, проведенное известным антропологом Михаилом Михайловичем Герасимовым, показало, что в костной ткани умершего содержится чрезмерное количество ртути. Поэтому вероятно царевич Иван был все же отравлен.
Несдерживаемая жестокость Ивана IV не мешала ему быть человеком очень набожным, строго соблюдавшим церковные обряды. Казня людей, Иван Грозный понимал какой грех он совершает перед Богом и позже усердно молился за погубленных им. Царь Иван Грозный был талантливым, умным, энергичным человеком, гордым до безумия и в тоже время мог поступиться своим достоинством до низости, везде и всегда видел заговоры, жестоко карал по одним лишь подозрениям. Молодой князь Иван не доверял никому из своего окружения. Чтобы крепко держать власть, 16 января 1547 года 17-летний великий князь венчался на царство. Он стал первым царем России. Сразу после царской коронации Иван IV решил жениться. Самые пригожие, красивые девушки были привезены в Москву. Из них Иван и выбрал себе жену — прекрасную Анастасию, дочь московского боярина Романа Юрьевича.
Незадолго до этого Москву посетил Преподобный Геннадий Любимоградский со своими учениками Серапионом и Уаром. Святой был с честью принят боярыней Иулианией Федоровной, женой Романа Юрьевича. Выполняя просьбу боярыни, Преподобный Геннадий благословил сыновей ее Данила и Никиту, а также дочь Анастасию. Благословляя Анастасию, святой старец сказал: «Ты лоза прекрасная и ветвь плодовитая, будешь нам Государыня, царица благоверная. Вскоре пророчество Преподобного Геннадия Любимоградского сбылось, Анастасия стала первой русской царицей. Анастасия оказывала на Ивана благотворное влияние, останавливала мужа в его буйстве и жестокости. Иван IV очень любил жену и позволял ей на себя влиять. Анастасия родила Ивану Грозному трех сыновей. Дмитрий умер в детстве от простуды. Второй сын Иван был лишен жизни уже, будучи взрослым. Третий сын Федор стал следующим после отца царем. Вскоре после рождения Федора Анастасия скончалась. Плакала и стонала вся Москва, погребая свою первую царицу, связавшую дом Рюрика с Романовыми. Овдовевшему Ивану было всего 30 лет. Тоска царя была нестерпимой и, пытаясь забыться, он пустился в разгул. Уже через год царь женился на черкешенке Марии Темрюковне, дикой и своенравной, поощрявшей самые грубые и жестокие потехи царя, устраивавшей в Кремле оргии, презирая все христианские обычаи. Через восемь лет после женитьбы в 1569 году Мария умерла не своей смертью. Следующей женой Ивана стала дочь новгородского купца Марфа Васильевна Собакина, прожившая после свадьбы всего две надели. В 1572 году Иван Грозный, нарушая церковные законы, женился на Анне Колтовской. Через три года царь обвинил ее в заговоре и заточил в монастырь. Дальше были одна за другой Анна Васильчикова, Василиса Мелентьева, Мария Долгорукая — ее царь бросил уже после первой ночи. В сентябре 1580 года Иван Грозный женился в  последний раз более или менее законно на Марии Нагой, дочери боярина Федора Федоровича, ставшей вскоре матерью царевича Дмитрия.

Политическая и социальная жизнь

Российская внешняя политика при Иване IV была каплёй дипломатии в океане войн. Выделить какие-то направления во внешней политике московского государства XVI века невозможно, Их не было. Были фронты. На западе война с Ливонией и Литвой, а позже с Литвой, Польшей, Данией и Швецией. Ливонская война началась серией удач войск Ивана Грозного, а закончилась полным поражением, если не крахом. Единый огромный юго-восточный фронт шел по степной границе. К концу царствования Ивана IV на нем, ценой величайших жертв, был достигнут и закреплен стратегический успех: присоединенными оказались обширные владения Казанского и Астраханского ханств, напор крымских орд с большим трудом был остановлен. Непрекращающиеся войны требовали все новых и новых человеческих и финансовых ресурсов. Росло недовольство бояр. Массовым становилось бегство воевод. Необходимо было вводить военное положение в стране и реформировать армию, подчинив ее одному царю. Указом 1565 года Иван Грозный учредил опричнину, создав ядро придворной знати, войска, администрации на новых началах. Символом опричников была метла, и собачья голова, в знак того, что они будут выгрызать и выметать «государеву измену». Иван IV десятками казнил неугодных ему бояр. Сотню родовитых князей с их семьями царь сослал в казанские земли, пожаловав им для жизни маленькие поместья. Их же огромные земельные владения в центре страны царь раздал опричникам за службу. По подсчётам историка Р. Г. Скрынникова, за время опричнины с 1565 по 1584 гг. было казнено 4000 человек. В Любимских краях о временах   опричнины напоминают названия дорог — Вешалка и Подошвенка. Согласно преданию, на первой - опричники вешали свой жертвы за шею, на второй - за ноги. В годы опричнины на Любимских землях были ликвидированы крупные вотчины бояр — князей Андромских, Вамбольских и других. Их земли перешли опричникам. Еще один отголосок опричнины — название Починка «Малютин». По преданию, здесь ремонтировалась, сломавшаяся в пути, карета Малюты Скуратова.

Соколиная охота

Любимым занятием русских князей была соколиная охота. Существовала специальная служба сокольничих, отвечавшая за проведение охоты с соколами. Любимский край был любимым местом охоты многих великих князей и царей. На Любимских просторах охотился дед Ивана Грозного   –

Иван III, отец Василий III и сам Иван Васильевич. Названия урочища Соколена, поселка Соколиный дошли до нас с тех давних времен, когда «светлые струи» рек покрывались лебяжьим пухом и утиными перьями.

Итоги царствования Ивана Грозного

Царь Иван IV управлял Московским государством три с половиной десятилетия. Он ставил перед собой масштабные задачи и нередко добивался успеха, но затем терял плоды своих побед, желая все большего и большего, не умея ограничивать свои запросы и амбиции. Итогом его деятельности стали завершение губной, проведение земской и других реформ. Отмена кормлений и выхода крестьян в Юрьев день; учреждение опричнины. Присоединение Казанского и Астраханского ханств к Московскому государству. Поражение в Ливонской войне. Иван Грозный поддерживал книгопечатание. При нем был совершен поход Ермака в Сибирь. Умер Иван Грозный в обстановке экономического и политического кризиса (последствия опричнины и Ливонской войны). Перед смертью, по желанию Ивана, после совершения над ним предсмертных обрядов, он принял монашество. Царь назвался Ионой и оставил своему сыну Фёдору царский венец, а Борису Годунову государственную власть.

Магистр Ливонии Фюрстенберг

Первое упоминание Любима в исторической литературе: «Город Любим – место ссылки Магистра Ливонского ордена Фюрстенберга».

Ливонская война стала «делом всей жизни Ивана IV, а К. Маркс замечал, что ее целью «было дать России выход к Балтийскому морю и открыть пути сообщения с Европой».

Ливония, созданная в ХII в. немецкими рыцарями-меченосцами, представляла собой в ХIV в. слабое государство, по сути разделенное между Орденом, епископами и городами. Орден возглавлял его лишь формально. Вместе с тем Орден, опираясь на поддержку других государств, препятствовал установлению контактов России с западноевропейскими странами. Непосредственным же поводом к началу Ливонской войны послужил вопрос о «Юрьевской дани» (Юрьев, впоследствии названный Дерпт (Тарту), основал еще Ярослав Мудрый). Согласно договору 1503г. за него и прилегающую территорию должна была уплачиваться ежегодная дань, что, однако, не делалось. К тому же Орден заключил в 1557г. военный союз с литовско-польским королем. В январе 1558г. Иван IV двинул свои войска в Ливонию. Начало войны принесло ему победу: были взяты Нарва и Юрьев. Летом и осенью 1558г. и в начале 1559г. русские войска прошли всю Ливонию (до Ревеля и Риги) и продвинулись в Курляндии до границ Восточной Пруссии и Литвы. Угроза полного разгрома заставила ливонцев просить перемирия. В марте 1559г. оно было заключено сроком на полгода. Начавшиеся в 1560г. военные действия принесли Ордену очередное поражение, русские войска под командованием Курбского АМ. осадили около 20 крепостей (в том числе, Ригу, Ревель, Дерпт, Феллин, Мариенбург). Ливонский орден распался, магистр Ордена Фюрстенберг В. был взят в плен. Он был доставлен в Москву. В Москве Фюрстенберг покаялся за непокорность перед Иваном Грозным, и, в отличие от других пленных, не был зверски казнен, а всего лишь отправлен в ссылку в город Любим. Вместе с магистром Фюрстенгом в Любим отправился и другой пленник Ивана Грозного, бискум города Юрьева Ливонского - Гарман. А на русских печатях появились среди других и ливонские гербы.

Так, на печати 1564 года царского наместника в Ливонии изображен «орел двоеглавый, а у орла у правые ноги герб печать     магистра     Ливоньского,

а у левые ноги герб печать Юриевского бискума»; около же печати подпись: «сие печать царского величества боярина и воеводы наместника земли Лифлянской». На большой государственной печати Ивана Грозного 1578 года в числе других помещены гербы трех прибалтийских городов (земель), На гербе Лифляндии надпись «печать магистра Лифлянской земли» окружает эмблему идентифицированную историком Г.Штоклем как фамильный герб Вильгельма Фюрстенберга. В 1575 году Фюрстенберг писал своему брату из Любима, что он не имеет оснований жаловаться на свою судьбу. В Любиме Фюрстенберг прожил долгую жизнь и умер своей смертью. Точное место захоронения магистра Фюрстенберга неизвестно, по легенде похоронен он в местности, известной под названием «Долины богатыря» (в пойме реки Учи. Очень мало достоверных сведений сохранилось о жизни магистра Ливонии Фюрстенберга в Любиме, но благодаря именно этим событиям наш город вошел в историческую литературу и стал известным.

Любимская крепость XVIвека

В городе Любиме, на высоком берегу реки Обноры, в месте где в неё впадает река Уча, сохранились земляные валы и глубокий ров. Это всё что осталось от городской крепости, которая вместе с посадом и составляли город. По остаткам земляных валов и рва можно определить размеры крепости: она больше Угличской, но меньше Ростовской.

Сейчас на территории бывшей крепости находится городской парк. В 1988 году, в год 450-летия города Любима, в городском парке был установлен памятный камень с датой основания города — 6 августа 1538 года.

В VI веке очень часто происходили набеги казанских татар на центральные области русского государства. Подвергались таким набегам и поселения, находившиеся на территории нынешнего Любимского района. Укрыться от врагов населению было негде. Ближайшим укреплённым городом была Кострома, до которой добраться было не так то просто. Дважды, в 1535 и в 1538 гг. в Москву к царю направлялись делегации испросить его согласия на постройку крепости.

6 августа 1538 года Иваном Грозным была подписана грамота на построение крепости. Местом для её возведения было выбрано небольшое ремесленное селение на стрелке рек “Учи” и “Обноры”, так как “место собою крепко и не песковато” (цитата из челобитной царю). Название ремесленного селения в дальнейшем перешло городу. Само же селение было названо “Любимом” возможно из-за своего удобного для отдыха положения на пути из Костромы в Вологду, где любили останавливаться путники. Крепость, по-видимому, строили несколько лет. Возглавлял строительство помещик Осип Фёдорович Кафтырев, назначенный городовым приказчиком. На сохранившемся плане города 1767 года хорошо видны очертания крепостной стены.  С двух сторон крепость была защищена высокими берегами рек Обноры и Учи, с третьей стороны протекал ручей, существующий до нашего времени. Русло ручья было углублено, а с четвёртой стороны, между ручьём и рекой Учей, был прокопан глубокий ров, замыкавший водное кольцо.Вдоль ручья и рва был насыпан земляной вал. Вокруг города, по валу и по берегам рек были построены бревенчатые стены, дозорные и боевые башни. Попасть в крепость можно было по подъемному мосту через ров. При опасности нападения мост поднимали, запирая центральные ворота. В одной из башен были вторые ворота меньшие, так называемые водяные, выходившие на реку. Крепостные стены — прясла, по валу были рублены в виде тарас — двух параллельных стен, которые через каждые 6 — 8 метров соединялись поперечными стенами. Образованные таким образом клети заполнялись землёй и камнями. Поверх клетей был настлан бревенчатый пол. Сверху на выпусках брёвен поперечных стен устраивались брустверы — “обламы”, крытые сверху двускатными кровлями. В брустверах устраивались бойницы. А в полу облама делали так называемые стрельницы, через которые лили на врага смолу и кипяток. На скатах кровли обращённых в сторону возможного нападения укреплялись тяжёлые брёвна, которые так же скатывались на головы врагов. Стены по берегу рек были сделаны в виде острокола (частокола) - ограды из вертикально поставленных брёвен с заострёнными верхними концами. Часть брёвен были немного короче и с тупыми концами. Таким образом, в стене формировались бойницы. С внутренней стороны стены, на высоте 2,5 — 3 метров устанавливался настил для передвижения и обороны. Пространство под настилом использовалось для складов и других нужд.

Важнейшим элементом крепости были башни. В башнях имелись смотровые вышки, где день и ночь стояли дозорные. Там же устанавливались пушки, хранились боеприпасы и вся боевая снасть. Такие башни ставились и по углам крепости и в прясных стенах. В центральной башне — надвратной, или проезжей — устраивались мощные и хорошо защищенные въездные ворота. Сторожевые башни были чаще всего квадратные в плане, как правило, двухъярусные, с нижним и верхним боем. Длинна стороны Любимских башен равнялась примерно пяти метрам. Завершались башни четырёхскатными тёсовыми крышами и смотровыми вышками.

Главной архитектурной доминантой города была церковь. В Любимской крепости, в северо-западной её части была построена деревянная церковь. Назывался храм «Зачатьевским». На месте старой деревянной церкви  в 1825 году был построен каменный Крестовоздвиженский собор.

Брёвна для церкви выбирались по отдельности каждое бревно. Брали толстые сосновые брёвна без сучков и других изъянов. Прежде чем приступить к работе мастер постился, потом мылся в бане, надевал чистую рубаху и читал молитву. И только потом приступал к строительству. Под углы церкви, в качестве фундамента, ложились большие плоские валуны. Затем рубился самый нижний венец — оклад. После того, как оклад был связан, работа прекращалась. Выставлялось угощение с “моленным пивом”. И только утром возобновлялось строительство. Церковь рубилась в виде обычной клети девять на девять метров. С востока находился алтарный прируб. Каждая клеть крылась двускатной крышей. На конёк крыши устанавливалась небольшая луковичная глава с крестом. Такой тип церкви называется “клецким”. Позже к церкви с запада были прирублены сени и колокольня. Колокольня представляла собой восьмигранный столп, покоящийся на четверике — четырёхугольном срубе. На восьмерике находился открытый “звон”. Колокольня завершалась шатровой кровлей и главой с крестом.  Вокруг церкви располагались служебные строения и дворы городской знати. Рядом с самой церковью стоял двор священника. У церкви находился и двор городового приказчика (с XVII в. — воеводы), а неподалеку от него приказная изба — место, где вершились административные и судебные дела. Там же поблизости помещалась и тюрьма. Вторым лицом в городе, после воеводы, был губной староста, который ведал уголовными делами. Губная изба так же находилась в крепости. На торговой площади, у городского собора и воеводского двора стояли лавки и амбары торговцев. Сами же торговцы проживали преимущественно на посаде. Остальную часть территории крепости занимали дворы “государевых служилых людей” — стрельцов, пушкарей и т.д. Деревянные жилые дома XVI века представляли собой простые клети — крытые прямоугольные срубы со стороной 5 — 6 метров и печью посередине, ближе к выходу, вдоль стен располагались скамьи. Стены возводили из горизонтально уложенных одно на другое сосновых брёвен, сплочённых между собой пазами путём врубок. Срубы рубили в “обло” с остатком, реже в “лапу”. Фундамент практически никогда не делали, нижние венцы клали прямо на землю. Иногда в качестве фундамента использовали плоские валуны. Их устанавливали под углы зданий. Окна вырубали в двух смежных брёвнах на полбревна вверх и в низ. Такие окна называют “волоковыми”, так как они “заволакиваются” — задвигаются доской изнутри. Для увеличения размеров зданий рядом ставили несколько срубов, но каждый сруб чаще всего покрывали отдельной крышей. К избе могли присоединять сруб для хлева и сенника, но обычно эти и другие хозяйственные постройки ставили поодаль от жилья, на открытом хозяйственном дворе. Крыши у домов изготавливали, как правило, двускатными. Крыли различными материалами: берестой, соломой, щепой, но чаще делали тёсовые кровли. Тёсовая кровля представляет собой два ряда досок, не шире 200мм., уложенных один на другой. Чтобы предохранить кровлю из тёса от протекания доски нижнего ряда укладывали выпуклостью годовых колец (горбом) вниз, а лотком вверх. Доски верхнего ряда укладывали горбом вверх, а лотком вниз. Особенно много мастерства требовалось от плотника при изготовлении безгвоздовой тёсовой кровли. На слеги клали перпендикулярно “курицы”, т.е. срубленные с корнем ёлки. На крюки корней — “водотечники” — брёвна-желоба для опоры кровельных тесин. Стык верхних тесин покрывали “охлупнем” — выдолбленным бревном. Чтобы закрепить кровельный тёс, охлупень прижимали к корневой слеге особыми шпонками с клиньями — “сороками”. Практически все дома в XVI веке представляли собой “курные” избы, которые отапливались “по чёрному”. Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивается в волоковое окно с задвижкой или выходит в деревянный дымоход — дымник. Такими были жилища бедняков и среднего класса. Дворы знати представляли собой, чуть ли не целые поместья, а сами дома или хоромы были внушительны и красивы. Хотя по своей конструкции это были всё те же клети, с углами рубленными в обло, с крутыми двускатными крышами. Хоромы имели несколько этажей.

В нижнем этаже — подклете размещались служебные помещения. Жилые помещения были на верхних этажах. Верхние этажи здания назывались горницами. Горница освещалась красными окнами, с рамами и слюдяными переплётами — “оконницами”, размещавшимися по фасаду здания; и волоковыми, устраивавшимися в боковых и задних стенах. Отапливалась горница изразцовой печью, имевшей трубу. В подклете же находилась кухня или “стряпущая”, людские комнаты для прислуги и кладовые или “казёнки”, где хранилась казна, т.е. имущество. Жилые комнаты подклета освещались волоковыми окнами, а казёнки были глухими без окон и дверей. Попасть в них можно было только сверху через люк из горницы. Хоромы состояли из нескольких срубов, поставленных рядом. Срубы соединялись между собой сенями.

И избы бедняков и хоромы знати строились без какого либо чёткого плана, в каком направлении развивалась жизнь, в таком направлении делались и пристройки. Часто хоромы имели балконы и гульбища. А иногда на крышах устанавливались и смотровые вышки. Особенно красивыми элементами хором были крыльца, богато декорированные резьбой и очень разнообразные по своей конструкции. Хоромы окружались всевозможными служебными зданиями, садами и огородами. Обычно сами хоромы ставились в центре двора. А вокруг размещались постройки самого разного назначения, начиная иногда с часовни и заканчивая сараями, погребами и амбарами, в которых хранились запасы пиши, утвари, одежды и инструментов, т.е. всего, что необходимо в хозяйстве. На первых этажах хором, в пристройках к ним или в отдельных избах размещались многочисленные дворовые, выполнявшие все хозяйственные работы. Это были и слуги и ремесленники: кузнецы, плотники, ткачи и т.д. И, наконец, в дальних углах двора стояли помещения для скота: конюшни, хлева, коровники, птичники с не менее многочисленным населением. Весь двор обносился крепким забором с тяжёлыми дубовыми воротами.

Улицы между дворами были очень кривыми, извилистыми. Все они, как ручейки стекались к церковной площади. В сухую погоду улицы клубились пылью, а в дождь и слякоть покрывались глубокими грязными лужами.

Такой была Любимская крепость в середине XVI века. Просуществовала крепость около в 75 лет. Надобность в защите от набегов казанских татар отпала после взятия в 1552 году Иваном Грозным Казани. Но ещё в начале XVII века Любимская крепость выполняла роль одного из центров по обучению ратников военному искусству. Сохранилось сообщение о посылке ратников из Перми и Соликамска в Любим для обучения в 1609 году. Окончательно крепость прекратила своё существование 9 мая 1614 года. Она была сожжена после непродолжительной осады отрядом Ивана Заруцкого во время польской интервенции. В дальнейшем Любим развивался уже только как город. До 1822 года на территории бывшей крепости помещались кроме церквей острог, казначейство и несколько обывательских домов.